Форум юристов

Юридический форум, форум юристов, юридические документы, юридические консультации, юридическая помощь, юрист, суд, право, закон

Юридические консультации, представительство в суде, арбитраже. Написание исковых заявлений, жалоб, ходатайств. Кассации, апелляции, надзор. Опытные юристы. За 15 лет более 300 выигранных дел. Тел. 8 (499) 502 00 10, www.pravo2000.ru
Сопровождение любых сделок с недвижимостью в Москве и Московской области. Квартиры, комнаты, дома, земля, гаражи. Сбор всех документов, составление договоров в простой письменной форме, дарение, рента, купли-продажа, БТИ, УФРС, Земельный комитет. Признание права собственности через суд. Оформление наследства Тел. 8 (499) 502 00 10, www.pravo2000.ru

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Пакт Молотова – Риббентропа

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Юрист

avatar
Юрист
Юрист
Пакт Молотова – Риббентропа



Памятная записка, врученная наркомом иностранных дел
СССР В.М. Молотовым послу Германии в Москве Ф. Шуленбургу 17 августа
1939 г.



Советское правительство ознакомилось с
переданным ему 15 августа с. г. г-ном Шуленбургом заявлением
германского правительства об его желании серьезного улучшения
политических отношений между Германией и СССР.
До последнего времени
Советское правительство, учитывая официальные заявления отдельных
представителей германского правительства, имевшие нередко недружелюбный и
даже враждебный характер в отношении СССР, исходило из того, что
германское правительство ищет повода для столкновений с СССР, готовится к
этим столкновениям и обосновывает нередко необходимость роста своих
вооружений неизбежностью таких столкновений. Мы уже не говорим о том,
что германское правительство, используя так называемый
антикоминтерновский пакт, стремилось создать и создавало единый фронт
ряда государств против СССР, с особой настойчивостью привлекая к этому
Японию.
Понятно, что такая политика
германского правительства вынуждала СССР принимать серьезные меры к
подготовке отпора против возможной агрессии в отношении СССР со стороны
Германии и, значит, принимать участие в деле организации фронта обороны
ряда государств против такой агрессии.
Если, однако, теперь
германское правительство делает поворот от старой политики в сторону
серьезного улучшения политических отношений с СССР, то Советское
правительство может только приветствовать такой поворот и готово, со
своей стороны, перестроить свою политику в духе ее серьезного улучшения в
отношении Германии.
Если добавить к этому то
обстоятельство, что Советское правительство никогда не имело и не хочет
иметь каких-либо агрессивных намерений против Германии, что оно считало и
продолжает считать вполне возможным мирное разрешение спорных вопросов в
области отношений между Германией и СССР, что принцип мирного
сосуществования различных политических систем является давнишним
принципом внешней политики СССР, то можно прийти к выводу, что имеется
налицо не только реальная база для установления новых улучшенных
политических отношений между обеими странами, но и условия для
осуществления уже теперь серьезных практических шагов в этом
направлении.
Правительство СССР считает,
что первым шагом к такому улучшению отношений между СССР и Германией
могло бы быть заключение торгово-кредитного соглашения.
Правительство СССР считает,
что вторым шагом через короткий срок могло бы быть заключение пакта о
ненападении или подтверждение пакта о нейтралитете 1926 г. с
одновременным принятием специального протокола о заинтересованности
договаривающихся сторон в тех или иных вопросах внешней политики, с тем,
чтобы последний представлял органическую часть пакта.

Год кризиса. 1938–1939.
Документы и материалы. В 2 тт. М., 1990. Т. 2. С. 258.

* * *


Письмо рейхсканцлера
Германии А. Гитлера
секретарю ЦК ВКП (б) И.В.
Сталину




21 августа 1939 г.1

Господину И.В. Сталину
1. Я искренне приветствую
заключение германо-советского торгового соглашения, являющегося первым
шагом на пути изменения германо-советских отношений.
2. Заключение пакта о
ненападении означает для меня закрепление германской политики на долгий
срок. Германия, таким образом, возвращается к политической линии,
которая в течение столетий была полезна обоим государствам. Поэтому
германское правительство в таком случае исполнено решимости сделать все
выводы из такой коренной перемены.
3. Я принимаю предложенный
Председателем Совета Народных Комиссаров и народным комиссаром СССР
господином Молотовым проект пакта о ненападении, но считаю необходимым
выяснить связанные с ним вопросы скорейшим путем.
4. Дополнительный протокол,
желаемый правительством СССР, по моему убеждению, может быть, по
существу, выяснен в кратчайший срок, если ответственному
государственному деятелю Германии будет предоставлена возможность вести
об этом переговоры в Москве лично. Иначе германское правительство не
представляет себе, каким образом этот дополнительный протокол может быть
выяснен и составлен в короткий срок.
5. Напряжение между Германией и
Польшей сделалось нестерпимым. Польское поведение по отношению к
великой державе таково, что кризис может разразиться со дня на день.
Германия, во всяком случае, исполнена решимости отныне всеми средствами
ограждать свои интересы против этих притязаний.
6. Я считаю, что при наличии
намерения обоих государств вступить в новые отношения друг к другу
является целесообразным не терять времени. Поэтому я вторично предлагаю
Вам принять моего министра иностранных дел во вторник, 22 августа, но не
позднее среды, 23 августа. Министр иностранных дел имеет всеобъемлющие и
неограниченные полномочия, чтобы составить и подписать как пакт о
ненападении, так и протокол. Более продолжительное пребывание министра
иностранных дел в Москве, чем один день или максимально два дня,
невозможно ввиду международного положения. Я был бы рад получить от Вас
скорый ответ.

Адольф Гитлер

Год кризиса. 1938–1939.
Документы и материалы. Т. 2. С. 302.

* * *


Письмо секретаря ЦК ВКП(б)
И.В. Сталина
рейхсканцлеру Германии А.
Гитлеру




21
августа 1939 г.
2

Рейхсканцлеру Германии
господину А. Гитлеру
Благодарю за письмо.
Надеюсь, что германо-советское
соглашение о ненападении создаст поворот к серьезному улучшению
политических отношений между нашими странами.
Народы наших стран нуждаются в
мирных отношениях между собою. Согласие германского правительства на
заключение пакта ненападения создает базу для ликвидации политической
напряженности и установления мира и сотрудничества между нашими
странами.
Советское правительство
поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г.
Риббентропа 23 августа.

И. Сталин

Год кризиса. 1938–1939. Документы и
материалы. Т. 2. С. 303.

* * *


Договор о ненападении между Германией и
Советским Союзом



23 августа 1939 г.3
Правительство СССР и
Правительство Германии,
руководимые желанием
укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных
положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в
апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:
Статья I.
Обе Договаривающиеся Стороны
обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного
действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и
совместно с другими державами.
Статья II.
В случае если одна из
Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны
третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать
ни в какой форме эту державу.
Статья III.
Правительства обеих
Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для
консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих
их общие интересы.
Статья IV.
Ни одна из Договаривающихся
Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая
прямо или косвенно направлена против другой стороны.
Статья V.
В случае возникновения споров
или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или
иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты
исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в
нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.
Статья VI.
Настоящий договор заключается
сроком на десять лет, с тем что, поскольку одна из Договаривающихся
Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия
договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.
Статья VII.
Настоящий договор подлежит
ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными
грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно
после его подписания.
Составлен в двух оригиналах,
на немецком и русском языках, в Москве 23 августа 1939 года.

По уполномочию
Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство
Германии
И. Риббентроп

Мировые войны XX века. В 4
кн. Кн. 4. Вторая мировая война: документы и материалы. М., 2002. С.
80–81.

* * *


Секретный дополнительный
протокол к Договору
о ненападении между Германией и Советским Союзом



Москва, 23 августа 1939 г.
При подписании договора о ненападении
между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик
нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго
конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в
Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:
1. В случае
территориально-политического переустройства областей, входящих в состав
Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная
граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и
СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются
обеими сторонами.
2. В случае
территориально-политического переустройства областей, входящих в состав
Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет
приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных
интересах желательным сохранение независимого Польского государства и
каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен
только в течение дальнейшего политического развития.
Во всяком случае оба
правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного
обоюдного согласия.
3. Касательно юго-востока
Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С
германской стороны заявляется о ее полной политической
незаинтересованности в этих областях.
4. Этот протокол будет
сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

По уполномочию
Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство
Германии
И. Риббентроп

Мировые войны XX века. В 4
кн. Кн. 4. С. 81–82.

* * *


Разъяснение к секретному дополнительному протоколу от 23
августа 1939 года




Москва,
28 августа 1939 г.

В целях уточнения первого абзаца п. 2
секретного дополнительного протокола от 23 августа 1939 года настоящим
разъясняется, что этот абзац следует читать в следующей окончательной
редакции, а именно:
«2. В случае
территориально-политического переустройства областей, входящих в состав
Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет
приблизительно проходить по линии рек Писсы, Наревы, Вислы и Сана».
По уполномочию
Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство
Германии
И. Риббентроп

Год кризиса. 1938–1939. Документы и
материалы. Т. 2. С. 391.

* * *


О политической и правовой
оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года



(постановление Съезда народных
депутатов СССР 24 декабря 1989 г.)
24 декабря 1989 г.
1. Съезд народных депутатов СССР
принимает к сведению выводы Комиссии по политической и правовой оценке
советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года.
2. Съезд народных депутатов
СССР соглашается с мнением комиссии, что договор с Германией о
ненападении заключался в критической международной ситуации, в условиях
нарастания опасности агрессии фашизма в Европе и японского милитаризма в
Азии и имел одной из целей – отвести от СССР угрозу надвигавшейся
войны. В конечном счете эта цель не была достигнута, а просчеты,
связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили
последствия вероломной нацистской агрессии. В это время страна стояла
перед трудным выбором.
Обязательства по договору
вступали в силу немедленно после его подписания, хотя сам договор
подлежал утверждению Верховным Советом СССР. Постановление о ратификации
было принято в Москве 31 августа, а обмен ратификационными грамотами
состоялся 24 сентября 1939 года.
3. Съезд считает, что
содержание этого договора не расходилось с нормами международного права и
договорной практикой государств, принятыми для подобного рода
урегулирований. Однако как при заключении договора, так и в процессе его
ратификации скрывался тот факт, что одновременно с договором был
подписан «секретный дополнительный протокол», которым размежевывались
«сферы интересов» договаривавшихся сторон от Балтийского до Черного
моря, от Финляндии до Бессарабии.
Подлинники протокола не
обнаружены ни в советских, ни в зарубежных архивах. Однако
графологическая, фототехническая и лексическая экспертизы копий, карт и
других документов, соответствие последующих событий содержанию протокола
подтверждают факт его подписания и существования.
4. Съезд народных депутатов
СССР настоящим подтверждает, что договор о ненападении от 23 августа
1939 года, а также заключенный 28 сентября того же года договор о дружбе
и границе между СССР и Германией, равно как и другие
советско-германские договоренности, – в соответствии с нормами
международного права – утратили силу в момент нападения Германии на
СССР, то есть 22 июня 1941 года.
5. Съезд констатирует, что
протокол от 23 августа 1939 года и другие секретные протоколы,
подписанные с Германией в 1939–1941 годах, как по методу их составления,
так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов советской
внешней политики. Предпринятые в них разграничения «сфер интересов» СССР
и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в
противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран.
Съезд отмечает, что в тот
период отношения СССР с Латвией, Литвой и Эстонией регулировались
системой договоров. Согласно мирным договорам 1920 года и договорам о
ненападении, заключенным в 1926–1933 годах, их участники обязывались
взаимно уважать при всех обстоятельствах суверенитет и территориальную
целостность и неприкосновенность друг друга. Сходные обязательства
Советский Союз имел перед Польшей и Финляндией.
6. Съезд констатирует, что
переговоры с Германией по секретным протоколам велись Сталиным и
Молотовым втайне от советского народа, ЦК ВКП(б) и всей партии,
Верховного Совета и Правительства СССР, эти протоколы были изъяты из
процедур ратификации. Таким образом, решение об их подписании было по
существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю
советского народа, который не несет ответственности за этот сговор.
7. Съезд народных депутатов
СССР осуждает факт подписания «секретного дополнительного протокола» от
23 августа 1939 года и других секретных договоренностей с Германией.
Съезд признает секретные протоколы юридически несостоятельными и
недействительными с момента их подписания.
Протоколы не создавали новой
правовой базы для взаимоотношений Советского Союза с третьими странами,
но были использованы Сталиным и его окружением для предъявления
ультиматумов и силового давления на другие государства в нарушение
взятых перед ними правовых обязательств.
8. Съезд народных депутатов
СССР исходит из того, что осознание сложного и противоречивого прошлого
есть часть процесса перестройки, призванной обеспечить каждому народу
Советского Союза возможности свободного и равноправного развития в
условиях целостного, взаимозависимого мира и расширяющегося
взаимопонимания.
Председатель Верховного
Совета СССР
М. Горбачев

1939 год: уроки истории. М., 1990. С.
496–498.


_____________________

1 Передано Ф. Шуленбургом В.М. Молотову 21 августа в
15 час.
2 Передано В.М. Молотовым Ф. Шуленбургу 21 августа в
17 час.
3 Договор ратифицирован Верховным Советом СССР и
рейхстагом Германии 31 августа 1939 г. Обмен ратификационными грамотами
произведен 24 сентября 1939 г. в Берлине.

Посмотреть профиль http://www.pravo2000.ru

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения